Воскресенье, 11.04.2021, 13:50 Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

ИСТОРИИ О ЖИВОТНЫХ

На сайте можно найти,прочитать и скачать ваши любимые книги о животных- собаках, кошках, лошадях,- да и не только о них! Любители кошек найдут много полезного о содержании питомца Здесь, собаковладельцам будет интересно узнать что то новое о дрессировке и собачьей психологии Тут, любители верховой езды найдут много полезных советов Здесь
.
ротвейлер Жардан
ротвейлер Жардан
Наша кнопка
Доход с сайта

Рассказы о лошадях

Главная » 2012 » Декабрь » 26 » Тихонов Н. Черт
20:07
Тихонов Н. Черт

Тихонов Н.

Черт

I

Тогда еще кругом шла первая мировая война. Много нужно было для конницы лошадей, и доставали их отовсюду: покупали у крестьян, на ярмарках, забирали без денег, привозили издалека, из степей, - от башкир и туркмен.
Пригнали раз в полк свежих лошадей, поставили на плацу распределить, какую куда. Белые лошади шли драгунам, черные и желтые - гусарам, серые - пограничникам, а лошади в пятнах и никакого цвета-в обоз, возить двуколки и телеги с имуществом.
Пришел на плац толстый офицер, нарядный, с золотым карандашиком, чтобы распоряжаться.
Пришел прыщавый писарь с табуреткой, чтобы разложить бумаги.
Стали водить лошадей мимо них.
Каждую лошадь вел новобранец. Лошади дрожат: иные от любопытства, иные от испуга, иные просто от злости. Новобранцы дрожат тоже: первый раз лошадей ведут перед начальством.
Остановят лошадь против офицера, скомандуют ей: смирно! А офицер и не смотрит. Он сделает рукой знак: следующую! И ждет.
Писарю же приходится очень жарко. Он должен записать, куда лошадь идет, и тут же имя ей придумать. А лошадей больше сотни в партии, и все имена должны начинаться на букву "ч".
В том году был заведен такой порядок: старые лошади, кадровые, все на букву "а", резервные, из запаса, - на "о", а молодые, новенькие, - на "ч".
Писарю беда. Он и трех слов на "ч" не знает. Поэтому носит он с собой старый, потрепанный словарь. Раскроет его и набирает подряд: "Чаша, Челябинск, Чечевица, Чечетка, Чирий". Лошадей ведут быстро - только успевай выбирать.
А лошадям наплевать, как их называют. Они носятся, фыркают, прядают ушами и очень недовольны, что их водят взад и вперед. Упарился писарь совсем, фуражка его съехала набок, пот вытирать некогда, карандаш сломался - смена не приходит, а в это время подводят замечательного коня.
Конь весь белый, волос лоснится, глаза смуглые, поступь гордая, уши стоят. Он мундштук покусывает и гривой трясет.
Взглянул писарь в словарь - еще больше вспотел. Кто-то взял и вырвал из словаря страниц десять. Ни одного слова на "ч" больше нет. Дальше уже на "ш" пошло. Что тут делать?
А конь на месте не стоит. Трясет новобранца во все стороны. Растерялся писарь, офицер на него строго глядит - почему задержка, а писарь имя придумывает, не может придумать никак - не идут имена в голову.
Ждал, ждал конь да как рванет новобранца, как даст задними ногами по табуретке, упала табуретка, бумаги рассыпались, подбежали старые солдаты, взяли коня, а он все волнуется.
- Вот черт! - закричал писарь и со злобы взял и записал коня Чертом.

II

Пришли на другой день в конюшню новобранцы. Новобранцы службы не знают; лошади тоже не знают, чего от них хотят. Люди лошадей боятся - иные только у извозчиков их и видели; лошади от людей ворочаются, ногами бьют.
Начали новобранцы седлать их. Кто приглядел накануне лошадь потише, тот бежит к ней. А тихие лошади и есть самые ядовитые.
К Черту же подступа вовсе нет. И с одного бока, и с другого заходил к нему солдат с седлом - никак седла на спину не накинуть.
Заплакал новобранец от обиды, но тут увидел его горе старый драгун. Кликнул он еще народу, и впятером кое-как оседлали. Один за голову держал, другой за хвост, прижав его к стенке, один за одну ногу, другой за другую, а пятый седло подтягивал.
Как повел Черта новобранец из конюшни, старый драгун сказал ему вслед:
- Я не я, пропадешь ты с ним, парень!
Вышел Черт в поле - хорошо кругом, зелено, ветру много; пошел он в ряды, порядка не нарушает.
Вахмистр, старая казарменная крыса, велит садиться на коней. Сели новобранцы. Кони не умеют ни стоять, ни ходить по-военному. А Черт как пошел крутить по полю - боком, боком, - понесся в сторону, обскакал всех, только пыль встает.
Новобранец вцепился в седло и ничего не понимает от страха. Вахмистр кричит ему вслед:
- Ноги из стремян вынь, ноги вынь, дрянь паршивая! Не хватайся за луку - лучше вались прямо, не смей за луку хвататься! Убью!..
Новобранец не слушает. Ветер свистит в ушах, несет его Черт неизвестно куда. Мчал, мчал да как остановится враз точно вкопанный - солдат с него кувырком, как заяц, вниз головой, и покатился по полю.
-- Эх, репу копает, дрянь паршивая! - закричал вахмистр. - Что стоишь дураком, пойди лови коня. Кто тебе ловить его будет?
А Черт уже пасется мирно, щиплет траву, очень доволен собой. Подошел к нему, хромая, солдат, протянул руку - Черт отскочил на сажень и опять траву щиплет.
Хохочут все вокруг. Солдат снова к Черту. Черт снова от него.
- Что ты стал в пятнашки играть? - закричал вахмистр. - Дать ему три наряда!
Прыгнул солдат последний раз, схватил за повод, хочет садиться - не дает конь садиться. Солдат ногу в стремя, а конь его за ногу. Заплакал опять солдат от обиды, но тут езда кончилась, и повели лошадей в конюшню.

III

Каждый день ездят новобранцы, и каждый день с Чертом тревога: не хочет никому подчиняться конь, да и только. Хитрит так, что сразу и не догадаешься, в чем хитрость. Дает седло нацепить, подпруги затянуть - новобранец рад. Выйдут в поле, только солдат ногу в стремя - и вместе с седлом летит под брюхо к Черту, а Черт ударит его ногой и бежит в сторону.
В чем дело? Оказывается, как седло накинут на него, он надует живот, как шар, подпруги затянут по животу, а потом он живот втянет обратно - седло и висит, как на палке.
Был среди новобранцев один жокейский ученик, Кормяк. Был он упрям сам, как лошадь, и крепок.
Сел он на Черта, проехал круг, два - ничего. Шатал, шатал его Черт - видит, парень держится. Тогда Черт рванулся вперед и укусил соседа выше хвоста, тот жеребец следующего ухватил зубами, другой - еще дальше, - вмиг все жеребцы друг друга перекусали, бьют ногами, кричат! Поднялся такой шум, что вахмистр завопил тоже:
- Что это за ярмарка, держите дистанцию на две лошади, черти серые!
А Черт закусил мундштук и понес Кормяка.
Долго таскал его Черт, потом повернул - и прямо через канаву на дорогу. А дорога была обсажена низкими деревьями. Испугался Кормяк, что ему голову оторвут деревья, наклонился набок - этим боком и ударил его о дерево Черт. Упал Кормяк в канаву, а коня и след простыл.
Прибежал Черт в мыле - злой, страшный - прямо к конюшне. Двери у конюшни распахнуты, но поперек входа лежит жердь металлическая. Он согнулся в три погибели и проскочил в конюшню, сломав при этом начисто седло о жердь, так что передняя лука к задней пригнулась. Забежал к себе в станок - и стоит, отдувается.
С этого дня Черта стали бояться все новобранцы.
Ничему не научился Черт за четыре месяца: ни шагу, ни рыси, ни галопу, ни карьеру. Ни за что не мог разобрать, где левая нога, где правая.
Пришел как-то в конюшню вахмистр, посмотрел на Черта и сказал:
- Арестант ты, арестант! Отдайте его старым драгунам, пусть обломают...

IV

Старые драгуны - народ знающий, но несильный и усталый. Столько перевидали они лошадей, что устали. Им бы по домам идти, землю пахать, или на мельнице сидеть, или ремеслом заниматься, а тут изволь - объезжай лошадей. Кости у них ноют, а приходится ездить.
Скомандуют: "Все к пешему строю готовьсь - слезай!" - приходится на всем галопе соскакивать с седла.
Соскочил - сейчас же команда: "Все садись!"
Сел - опять слезай, слез - опять вскакивай, точно проклятый.
Командовал ими маленький, как пробка, и, как паук, злой эскадронный Рязанцев. Кричит тоненьким бабьим голосом:
- Драгуны, слушай мою команду!
Драгуны слушают и ругают его про себя последними словами.
Пошел Черт дурить и на глазах у эскадронного, да старый солдат уколол его шпорой и взял в повод так, что деваться некуда.
Но на барьер не пошел Черт ни за какие шпоры. Врос в землю и стоит. Драгун его шпорит - кровь бежит по брюху, сзади бьют, сбоку бьют - ни с места Черт.
Обидно стало старому солдату, и ударил он коня между ушей. Но не знал драгун Чертова нрава.
Закричал Черт от боли, встал на дыбы во весь рост и упал назад вместе с солдатом.
Если бы не успел драгун ногу из стремени выхватить - всю жизнь ходил бы калекой. Упал драгун - конь на него.
Расшиб солдата - едва подняли. А Черт встал, ухмыляется, покряхтывает и смотрит так, точно говорит: ни за что служить не буду, кого хотите сажайте.
Подошел эскадронный, взглянул ему в глаза, хотел ударить хлыстом, но Черт обнажил зубы и заскрипел ими. Испуганный эскадронный отвернулся и приказал:
- Посадить под арест на десять суток.
- За что же меня-то?! - закричал драгун.
- Не тебя, а коня...
- Как прикажете? - спросил взводный. Случай особенный: коня под арест.
- Так, на десять суток половинная мера овса и сена. Как зовут его?
- Чертом.
- Это и видно! Уберите его...
Так и у старых солдат не ужился Черт, а только под арест попал.

V

Как посидел Черт на половинном пайке - рассердился он на всех окончательно. Никого видеть не хочет, никого к себе не подпускает.
Убирает дневальный конюшню, хочет навоз вынести - так залягается Черт, что подступа нет.
Станки друг от друга отделены были дощатыми стенками. Вдребезги разбил доски Черт с обеих сторон. Подобрали доски, унесли.
Стал Черт любоваться на соседних лошадей, потом поссорился с ними, потом подрался - что ни день, жалоба на него.
Все знали, что конь хороший, а никому не поддается. Из других эскадронов приходили смотреть на него, как на диковинку. Пробовали приходить и наездники, но он затопает, заорет, глаза кровью нальет - никто его учить не согласен.
- Пока его обломаешь, он тебя три раза убьет, - говорили наездники, - дикарь, служить не хочет!
А наездники были люди первые в полку по лошадям. Никто лучше их не умел ездить. Они могли ездить и стоя, и лежа, и на руках.
Когда и наездники от Черта отреклись, взялись новобранцы его дразнить. Задразнили коня до того, что он не стал уже терпеть человеческого лица рядом. К себе никого не подпускает. Стоит только платком махнуть - бьет задними ногами до самой полки, где седло лежит. Сбросит седло, ударит его еще раза два и только тогда успокоится.
Скоро из-за Чертова нрава увели соседнюю лошадь, соединили два станка вместе и привязали жеребца на две цепи - чтобы не сорвался. Одичал Черт вконец.
Пришел раз ветеринарный врач, обошел конюшню, поругался, покашлял и увидел Черта.
Осмотрел со стороны: пороков явных нет, вид здоровый.
- Почему не в работе?!
- Да у него в характере и в голове не все хорошо, - отвечает дневальный.
- Что за чушь! - удивился доктор.
- Верно, господин доктор. Этот конь на нас обижен. Жить с нами не хочет. Не иначе как сумасшедший...
Не поверил доктор и хотел войти к Черту. Черт как ударит обеими ногами сразу, седло сверху мимо докторской головы пролетело и так близко брякнулось, что доктор побледнел, выругался и ушел.
По субботам белых драгунских лошадей выводили на двор и чистили и мыли с мылом, старательно, добела. Потом, чтобы волос блестел, протирали лошадей сухим углем, и сверкали белые лошади, что гуси. Только один Черт всегда стоял в конюшне и орал время от времени для собственного удовольствия.
Заорет, послушает свой голос: хорошо выходит, - опять орет. Ударят его метлой по спине - успокоится.
Чистили его два раза в неделю, корма давали мало, только следили, чтобы цепи были крепкие - не сорвался бы.
Неизвестно, сколько времени простоял бы он безвыходно в своей тюрьме, как вдруг разнеслась весть, что сам командир бригады будет осматривать конюшню. Тут и выпало счастье Черту приветствовать бригадного по-своему.

VI

Очень любили драгуны своего бригадного. Так любили, что, если на улице увидят его, сейчас же через забор - чтобы не попасть на глаза. Он хромал на левую ногу и потому ездить верхом не мог вовсе.
Идет бригадный по конюшне, хромает, шипит, покрикивает на солдат и на лошадей. Молчат лошади, молчат солдаты, молчат стены. Подходит к Черту, остановился.
Поразило его, что лошадь на двух цепях привязана.
- Что это за непорядок? - закричал бригадный на эскадронного. Только он закричал, Черт обернулся и закричал на генерала так, что в ушах шум пошел.
Тогда хромой закричал на Черта: - Смирно! Смирно! Смотри, на кого кричишь... На генерала кричишь!
А Черт закричал опять. Так они стояли и кричали друг на друга минуты две. Генерал выдохся, и Черт замолчал.
- Что это за беспорядок, господин эскадронный? - уже тихим голосом спрашивает генерал.
- Что это за беспорядок, вахмистр? - говорит эскадронный, обращаясь к вахмистру.
- Это особый конь, ваше превосходительство, - отвечает вахмистр, - ездить на нем нельзя, он убить человека может, никого к себе не пускает, лошадей калечит...
- Как же его кормят? - спросил генерал недоверчиво.
- Через верх кормят...
- Как через верх?
- Влезает на ту стенку - напротив - дневальный и сыплет ему в кормушку овса, и сена бросает, воду в ведре спускает...
- Что это за чушь! - закричал генерал. - А как же его чистят?
- Чистят его метлой, ваше превосходительство.
- Как метлой?
- Метлой грязь с него издали очищают, но он и метлу обкусывает. Сколько метел перепортил уже! А если б не чистили - заскоруз бы он вовсе от грязи по собственному невежеству. Упрямый очень. Служить не хочет.
- Не может быть! - закричал генерал. - Как это - служить не хочет. Я ему покажу!
Побагровел генерал и прямо, как по уставу полагается, вошел в станок и прошел к самой Чертовой морде.
Все замерли. Генерал стоит и гладит морду коню взад и вперед, а Черт хоть бы что. Так давно к нему никто не входил, что он и не знает, что ему делать. Все стоят и ждут, что дальше.
Поглядел генерал на всех победоносно и перенес руку на шею коня. Только перенес руку - вспомнил Черт свои старые обиды, тряхнул головой и стал поперек станка: ни повернуться генералу, ни выйти. Запер его Черт своим большущим телом.
Стоит генерал, прижатый к кормушке, посерел чуть, водит рукой по шее коня, а сам не знает, что делать.
Солдаты по сторонам в кулаки смеются. Влетел генерал здорово. Конь стоит тихо, а генерал все рукой по его шее водит. Стоят оба и молчат. Дурацкое положение.
Только генерал хотел уйти, конь шагнул на него и придавил опять к кормушке. Тяжело уже дышит генерал, вспотел, хоть плачь от злости, а сделать ничего не может.
И никто не знает, как ему помочь. Только он двинется, Черт возьмет и прижмет его обратно. Спину генеральскую всю вымазал о кормушку. Хотел генерал вынуть из кармана платок обтереть пот, как закричал ему вахмистр:
- Ваше превосходительство! Не тяните платка. За здоровье ваше не отвечаю.
Знали все, что, вынь генерал белый платок да махни им перед конем, - смерть ему будет. Затопчет его конь вместе с платком.
Смутился генерал, потеет, молчит, рукой уже шевелить боится. А конь рад. Поглядывает на генерала, подастся чуть в сторону и опять всем телом наедет и толкнет... До синяков набил генеральскую спину.
Никогда бы не кончилась эта сцена, если б вахмистр не подозвал солдата и шепотом не сказал бы:
- Возьми овса - засыпь ему с той стороны.
Хитер был вахмистр - старая казарменная крыса!
Как влез солдат с другой стороны на стенку да постучал меркой о кормушку - взглянул Черт туда и видит... Что за чудо?
Никогда в это время его не кормили. Да еще столько овса! Потянул он ноздрями, не обман ли? Нет, не обман. Пахнет овсом. Полез он в ту сторону и, как припал к овсу, ударив в него мордой, генерал вывалился из станка, что куль с подмокшей мукой - едва на ногах держится. Только и смог показать на Черта и, тряхнув ручкой, сказать:
- Эту скотину немедленно продать - к черту, чтоб духа не было.

VII

Вскоре после того нашли покупателя на Черта. Как узнали солдаты, что сейчас придут Черта смотреть, сбежались толпой в конюшню.
Пришел покупатель - маленький, щупленький татарин. Бородка висела у него щипаная, точно из войлока, пальтишко засаленное, руки крошечные, зато глаза широкие, что у птицы. Оглядел татарин лошадей, похвалил.
- Хорош лошак, ой, очень хорош лошак...
Подвели его к Черту и отодвинулись.
Пришел тут вахмистр, взглянул на покупателя и усмехнулся:
- Где ж тебе одному справиться, помощников поискал бы. Погибнешь с ней - это черт, а не лошадь. Гляди-ка, на цепях держится. Татарин хитро потер руки и засмеялся.
- Зачем черт? Хорош лошак. Почему продаешь? - Обошел он вокруг коня, поглядел внимательно на цепи, которыми конь был привязан, и говорит:
- Седло ему ни к чему. Зачем обижать лошак? Мы его продавать хорошему хозяину будем. Он работать будет. Посмотри, пожалуйста.
Татарин спокойно вошел в станок, снял цепи с Черта, вынул из кармана веревку. Солдаты стояли молча, затаив дыхание, как на смотру. Черт увидел веревку, тряхнул головой, переступил с ноги на ногу и почесался боком о стенку. Татарин надел ему веревку на шею, закрепил узлом и повернул Черта к выходу. Толпа дрогнула. Кто-то из дерзости помахал платком. Черт даже не поднял головы.
Татарин вывел его на двор, и только тут Черт сделал первое своевольное движение: он потянулся к траве, которой не видел уже давно. И когда татарин уводил его за ворота, изо рта Черта торчали недожеванные травины.
Просмотров: 2313 | Добавил: izeta | Теги: Тихонов Н., черт | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
.
кошка Сетон-Томпсон Эрнест Анастасия Витальевна Перфильева щенок Арно Ротвейлер дрессировщик С точки зрения Кошки Ф.Ф. Кудрявцев Рассказы о животных Константин Паустовский Эрнест Сетон-Томпсон Дрессировка собак кинолог Власенко охрана вещи власенко а.н. Борис Рябинин Даррелл Джеральд дрессировка Власенко А.Н.. семинар Тэффи А.Н. Власенко Заневский Анджей Куприн А.И. черт Алекс Экслер Пульняшенко П. Сетон-Томпсон Э. кинолог Отработка навыков защиты Адамсон Джой Каган В. алабай Аллан Эккерт Анилин насибов алабаи Адамсон Джой? Рожденная свободной Александр Куприн Александр Иванович Куприн Куприн Александр Собачье счастье Сын Казана Кервуд Джеймс Андреев Л.Н. Хэрриот Джеймс Виктор Астафьев Ф. Марз Агуреев И. Алексеев В. Жеребенок. АСКЫР Акиф Пиринчи Евгений Иванович Чарушин . Муха Южанка и пес Нелай Питер Гитерс Дик Фрэнсис Томас Манн Акимушкин артистка Айтматов Чингиз В. Астафьев Александр Ольшанский Вист Аргамак А. Якубовский Вильям Федорович Козлов Евгений Чарушин Арктур гончий пес Лев Владимирович Канторович Василий Николаевич Сорокин Сергей Терентьевич Аксентьев Алексей Талвир Анъяр Рассказы о собаках Борис Степанович Рябинин Арго Вера Чаплина Сергеев Леонид Анатольевич Джек Лондон Израиль Моисеевич Меттер Карел Чапек Джеймс Оливер Кервуд алый собака Арто Дан Маркович Андрей Томилов В. Чернышев А. Ливеровский адьютант Б. Марков А. Севастьянов А. Онегов Джером К. Джером Бианки Виталий Валентинович А П П О Р Т Арамилев И.А. Б УД И Л О А.М. Ремизов
.
Проверка тИЦ и PR Яндекс.Метрика Яндекс цитирования